Lingvističke aktuelnosti

Upisano u kategoriju: Projekti, Broj: 10

 

 

И.И. Чесноков (Волгоград)

 

КОНЦЕПТ “ЕВРОПА” В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ РОССИЙСКИХ СТУДЕНТОВ

 

Некоторую дополнительную информацию к давнему культурному диалогу “Россия – Европа” можно получить, если обратиться к концепту, объективированному в русском языке именем “Европа”, и рассмотреть его смысловое содержание как результат изменчивости историко-культурных парадигм.

Обращение к концепту (Европа) обусловлено задачей выявить не научные (логико-предметные) знания студентов о реалии, стоящей за соответствующим термином, а смысловые ряды прежде всего прагматического типа, формирующиеся в процессе когниции, включающей в себя “не только “высокие” категории интеллектуальной жизни (знание, сознание, мышление, представление, разум, творчество, размышление, символизация, мечта), но и совсем “земные” (практические действия, восприятие, воспоминание, узнавание, мыслительные образы)” [1, с. 196], содержание которых напрямую связано с определенной социокультурной ситуацией. Поэтому данный концепт рассматривается как объект лингвокультурологического описания, представляющий собой единицу синкретичного знания, коррелирующего с основными типами познания (эмпиризм, рационализм, критицизм) [2, с. 38]. В современных терминах – ментальное образование, включающее в себя помимо понятийной эмпирическую и ценностную составляющие [5].

Имя “Европа”, появившееся на рубеже 15 – 16 веков, явилось обозначением новой для того времени ситуации, сложившейся в границах “Запада”, созданного римско-католической Церковью и пережившего Ренессансный гуманизм и Реформацию (7).

Будучи множеством национальных государств, Европа, тем не менее, характеризовалась культурной общностью, позволяющей противопоставлять ее России. Этот общий культурный признак, окончательно сформировавшийся в эпоху Просвещения (век Разума) и получивший в трудах философов и культурологов наименование “смерти Бога” (6, 11), и явил собой основание для эпистемической оппозиции “святая Русь” – “обезбоженная Европа”. (Обезбоженность при этом понималась как отрицание смыслосозидающей, социотворческой функции Бога. “Религия перестает быть объединяющей силой и превращается лишь в один из аспектов культуры” (7, с. 324).

Позднее, как известно, Россия (в составе СССР) была противопоставлена Европе по иному основанию – как наиболее прогрессивная общественно-экономическая формация (социализм) отсталой (капитализм) с включением ряда европейских стран в свою социотворчекую зону.

В эпоху, называемую постмодерном, Россия отказалась от своей исключительности и особой роли в истории, но теперь уже Европа “напомнила” об этом, объединяясь и опираясь (как и всегда) в отношении России на оппозицию “прогрессивное – архаичное”, имея в виду экономику, финансы, а в гуманитарной сфере – образование и права человека.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос – насколько высокое идейное противостояние в прошлом, а также современный диалог Европа – Россия психологически релевантны для сознания студенческой молодежи в аспекте формирования смыслового содержания изучаемого концепта.

Чтобы  ответить на этот вопрос, следует выяснить каково вербализованное воплощение концепта “Европа”, имея в виду как целостное восприятие студентами данного культурного региона, так и его дискретную репрезентацию.

Для решения поставленной задачи используется метод анкетирования, в котором испытуемым (100 студентов старших курсов гуманитарных факультетов ВГПУ) предлагается 1) описать (используя 5 слов, словосочетаний, предложений) свое представление о Европе как целостном культурном регионе, 2) назвать страны, которыми в их воображении представлен данный культурный регион в словосочетаниях “товары из Европы”, “европейская литература”, 3) отметить образы, оживающие (или возникающие) при упоминании этих стран. Кроме этого рассматриваются словосочетания “европейский стандарт”, “европейское качество”, “европейский уровень”, а также дериват “евро”. Привлекаются и комментируются результаты эксперимента по составлению культурной карты Европы студентами МГУ.

По данным анкетирования представление студентов о Европе складывается из следующих признаков:

1)      эмпирические – чистые улицы (46), зеленая (45), памятники культуры (32), хорошие дороги (31), другой климат (22), туристы (21), море (11), самолеты (10), дожди (9), грязь (8), асфальт (3), лошади (2), костелы (1), туман (1), футбол (1);

2)      логические – прогресс (56), богатство (48), цивилизация (44), гуманность (22), преуспевающая (20), деньги (16), средневековье (9), путешествие (9), свобода (7), гомосексуалисты (6);

3)      модально-оценочная – хорошая жизнь (5), завистливые люди (1), фашисты (1), там не любят русских (2), козлы (1).

(Всего было получено и обработано 490 единиц. При этом первые слова, употребленные студентами в анкетах, укладываются в следующий ряд: прогресс (41), преуспевающая (15), богатство (11), цивилизация (9), зеленая (6), чистые улицы (5), путешествие (4), памятники культуры (2), самолеты (2), хорошие дороги (2), футбол (1), гомосексуалисты (1).

На следующем этапе обращаемся к рекламному дискурсу и рассматриваем словосочетание “товары из Европы”, в котором предлог “из” сигнализирует о том, что Россия не входит в данный культурный регион, а анкетирование показывает, что в этом контексте Европа в воображении студентов представлена следующими странами: Франция (88), Германия (82), Италия (58), Испания (41), Англия (40), Турция (36), Греция (12), Австрия (8), Швеция (5), Финляндия (5), Норвегия (2). Ни одна из стран бывшего соцлагеря в этот список не вошла. (Было получено и обработано 377 единиц, первыми были указаны: Франция (41), Германия (30), Италия (11), Англия (10), Швеция (8)).

В словосочетаниях “европейский стандарт”, “европейский уровень” и “европейское качество” все участники эксперимента рассматривают слово “европейский” как синоним к слову “высокий” и относят данные словосочетания к продукции и жизни в целом в вышеуказанных странах. (Иными словами, в прилагательном “европейский” идентифицируются семы качества положительного оценочного знака).

Европейский(ое) стандарт, – уровень, – качество” противопоставляются отечественному стандарту, – уровню, – качеству как “высокое” – “низкому”. (Заметим, что русский язык не знает сочетания слов “азиатский(ое) стандарт, – уровень, – качество”).

Обращает на себя внимание и то, что в бытовом молодежном дискурсе употребляется единица “евро”, которая, обретя семы качества в составе производных “евростандарт”, “евроремонт”, “евроокно” перешла в результате вертикальной конверсии из разряда препозитивных единиц в самостоятельное слово, выражающее высокую степень качества продукции, произведенной в сфере европейских технологий. (“Вчера открыли поликлинику. Там все евро”).

В данном контексте нельзя не отметить, что появление новой водки высокого качества с названием “Русский стандарт” следует рассматривать не только в технологическом, но и культурологическом аспекте – как ответ на “европейский стандарт”. (Ср. также “Банк Русский Стандарт”). Это – своеобразный “диалог культур” внутри русской культуры, известный еще со времен западников и славянофилов, но перемещенный теперь в сферу материального производства, финансов и рекламы.

Далее, представляя себе Европу в словосочетании “европейская литература”, студенты выделяют следующие страны: Франция (100), Англия (92), Германия (90), Италия (72), Испания (70). Из этого списка следует, что “литературная Европа” (регион духовной культуры) по своим масштабам значительно уступает “Европе материальных ценностей”. (Всего было получено и обработано 424 единицы).

На последнем этапе фиксируются прототипические образы стран, которым было отдано предпочтение представлять “литературную Европу” (приводим по пять наиболее частотных единиц):

Франция – косметика, Париж, Эйфелева башня, мода, вежливость.

Германия – Берлин, марка, пиво, пунктуальность, Рейн.

Англия – Лондон, туман, Шерлок Холмс, порядочность, Биг Бен.

Италия – Венеция, Рим, Пизанская башня, обувь, голуби на площади.

Испания – коррида, Мадрид, сиеста, темпераментные люди, отдых.

Как видим, “литературная Европа” представлена здесь всего лишь одним литературным образом.

Для сравнения с полученными данными приведем и прокомментируем релевантный для нашего исследования фрагмент культурной карты Европы, составленный студентами МГУ.

Франция – мода, вино, духи, революция, любовь.

Германия – “пиво и сосиски”, пиво, пунктуальность, Гитлер, мерседес.

Великобритания – туман, Шекспир, чаепитие, монархия, суховатый юмор.

Италия – спагетти, пицца, Возрождение, Рим, Папа Римский.

Испания – коррида, фламенко, Гойя, Эль Греко, быки.

Вместе с некоторым сходством прототипических образов хотелось бы отметить выраженный столичными студентами приоритет “земного” над “высоким”. Например, “пиво и сосиски”, в три раза по частотности превосходят “Гете”, “который не вошел” в первую пятерку слов, “чаепитие” в два раза – “Оксбрид”ж, а “спагетти” в 2,5 раза – “Ренессанс” [См. об этом подробнее в 10, с. 43-46].

Проведенное исследование показывает, что происходит окачествление (с оценочным знаком “+”) признаков, формирующих концепт “Европа”, это обусловлено прежде всего техническими и технологическими достижениями данного культурного региона.

Налицо следы второго эпистемического противостояния – в виртуальную культурную карту Европы студенты не включают страны бывшего соцлагеря.

Оценочная составляющая концепта свободна от влияния идеологических факторов, характеризуется выраженной утилитарностью.

            Прототипические образы европейских стран вскрывают ценностные ориентиры современных студентов.

            Отдавая себе отчет в том, что подобного рода экспериментальные данные характеризуются  известной  долей условности, а концептосфера молодых людей – высокой степенью динамичности, тем не менее, можно полагать, что полученные результаты позволяют судить о культурологической ориентации студентов  и состоянии их ценностной картины мира, что представляется актуальным в эпоху глобализации всех сфер жизни.

 

Литература

  1. Алефиренко Н.Ф. Поэтическая энергия слова. Синергетика языка, сознания и культуры. М.: Academia, 2002.

  2. Бердяев Н.А. Философия свободы. М. 1990.

  3. Вежбицка А. Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари. 1996.

  4. Воркачев С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании //Филол. науки, 2001. №1.С. 64-72.

  5. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002.

  6. Ницше Ф. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1990.

  7. Пигалев А.И. Культурология. Волгоград: “Либрис”, 1999.

  8. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж, 2001.

  9. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Школа “Языки русской культуры”, 1997.

  10. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово/ Slovo, 2000.

  11. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. М.: Республика, 1993.

  12. Успенский Б.А. Семиотика истории. Семиотика культуры. Избр. труды. Т.1. М.: Школа “Языки русской культуры”, 1996.

 

 

 

Bez komentara »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URL

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.

Napravljeno pomoćuWordPressa